«Алые паруса» (Пермь, 2012)

Оригинальное название: «Алые паруса»
Жанр: музыкальный спектакль
Композитор: Максим Дунаевский
Аранжировка: Евгений Загот
Авторы либретто: Михаил Бартенев, Андрей Усачев
Режиссер-постановщик: лауреат премии «Золотая маска» Борис Мильграм
Музыкальный руководитель и дирижер: заслуженный работник культуры Татьяна Виноградова
Художник-постановщик: лауреат премии «Золотая маска» Виктор Шилькрот
Художник по костюмам: лауреат премии «Золотая маска» Ирэна Белоусова
Художник по свету: Евгений Виноградов
Балетмейстер: Ирина Ткаченко
В ролях: Анна Сырчикова, Тимофей Дроздов, Михаил Чуднов, Андрей Дюженков, Олег Шапков, Александр Сизиков, Елена Старостина, Дмитрий Васев, Ольга Пудова, Лиза Фролова и другие
Длительность: 2 час 20 минут
Язык: русский
Страна: Россия
Театр: «Театр-Театр», Пермь
Премьера: 8 марта 2012 года
Ограничение по возрасту: 12+

«Алые паруса» Александра Грина — одна из самых романтических историй мировой литературы — про мечтательную Ассоль, умевшую ждать и верить. Мюзикл Бориса Мильграма рассказывает сюжет эмоционально и страстно — языком музыки и вокала, пластики и танца. В постановке занята балетная труппа. Изобретательная хореография Ирины Ткаченко и движущиеся декорации Виктора Шилькрота, максимально использовавшего первоклассное оборудование сцены, вместе с магически прекрасной музыкой Максима Дунаевского составляют единое целое, рассказывающее историю Ассоль с особой волнительной силой. Литературную основу мюзикла создали поэты и драматурги Андрей Усачев и Михаил Бартенев (автор либретто к спектаклю «Доктор Живаго»), и она отличается от привычного сюжета. В спектакле занята вся труппа театра, оркестр и балет.

Действующие лица и исполнители

• Ассоль, Мэри — Анна Сырчикова, Ирина Максимкина, Анна Огорельцева, Екатерина Романова
• Грей — Вячеслав Чуистов
• Эгль — Иван Вильхов
• Лонгрен — Андрей Дюженков
• Меннерс старший — Альберт Макаров
• Жена Меннерса — Елена Старостина, Евгения Барашкова
• Меннерс младший — Александр Сизиков, Марат Мударисов
• Священник — Дмитрий Васев
• Мадам — Ольга Пудова
• Ассоль в детстве — Ксения Пронина, Алиса Эрбис
• Мальчишки — Георгий Иванов, Михаил Казакевич, Ярослава Болотова, Кирилл Пяткин, Артём Копылов, Всеволод Васильев, Петр Прокопчук, Ярослав Лекомцев, Тимофей Плотников, Паздников Захар, Арсений Анянов, Артем Школьник.
• Спектакль ведет Валентина Копылова.

Хор: Народная артистка России Лидия Аникеева, Наталья Айманова, Евгения Барашкова, заслуженный артист России Валентин Белоусов, Татьяна Синева, Светлана Бисерова, Семен Бурнышев, Дмитрий Васев, Евгений Волков, заслуженный артист России Олег Выходов, Иван Горбунов, Алексей Дерягин, Сергей Детков, Юлия Захаркина, Дмитрий Захаров, Гульнара Захарова, Ирина Козлова, Илья Линович, Алексей Лукашов, Наталья Макарова, Любовь Макарова, Ирина Мальцева, заслуженный артист России Анатолий Нагогин, Артем Орлов, Ольга Печенкина, Ольга Пудова, Мария Полыгалова, Надежда Сакулина, Вера Салеева, Лев Санкин, Сергей Семериков, Александр Сизиков, Анатолий Смоляков, Марина Софронова, заслуженная артистка России Елена Старостина, Екатерина Сушина, Анна Сырчикова, заслуженный артист России Владимир Сырчиков, Дмитрий Тронин, Светлана Чуднова, Вячеслав Чуистов, Анастасия Швецова, Ольга Шишмакова, Алексей Шумков.

Балетная группа: Сизикова Ольга, Беляева Ольга, Капитанова Наталья, Метёлкина Валерия, Данилова Ксения, Зуев Антон, Веретенникова Валерия, Данилова Ульяна, Коновалов Виктор, Коханчик Анастасия, Крылосова Анастасия, Каракулов Алексей, Филькин Евгений, Фадин Георгий, Рамазанова Валентина, Марамзин Петр.

Интересные факты

Об истории создания мюзикла рассказал Андрей Усачев: «У Максима Исааковича Дунаевского был один знакомый миллионер, а у этого миллионера была дочка 14 лет, которая прекрасно пела и танцевала. Миллионер пришел к Максиму Исааковичу и предложил «что-нибудь» поставить для своей дочки. Посовещавшись, мы решили, что самая удачная вещь для этого возраста — «Алые паруса». Но получилось так, что миллионер денег на проект не дал, его дочь в нем не участвовала, а идея создать мюзикл воплотилась в жизнь».

Призы и номинации

Постановка участвовала в конкурсе на соискание национальной театральной премии «Золотая маска»-2013 по нескольким номинациям. Лауреатом стал режиссер спектакля, художественный руководитель Театра-Театра Борис Мильграм.

О спектакле

Этому хиту популярной пермской сцены недавно исполнился год. Премьера спектакля состоялась 8 марта 2012 года. Постановка участвовала в конкурсе на соискание национальной театральной премии «Золотая маска»-2013 по нескольким номинациям. Лауреатом стал режиссер спектакля, художественный руководитель Театра-Театра Борис Мильграм.

«Алые паруса» в версии пермского театра — мюзикл. Либретто написали поэты и драматурги Андрей Усачев и Михаил Бартенев (на их счету уже есть либретто к мюзиклу «Доктор Живаго», ранее поставленному на сцене Театра-Театра), а музыку — композитор Максим Дунаевский. То, как увидели историю Ассоль Усачев и Бартенев, несколько отличается от привычного нам сюжета повести Александра Грина. «Нам приходилось сражаться с двумя мифами — с мифом, который создал сам Грин, и с мифом о Грине, — рассказывал Михаил Бартенев в интервью газете «Пермская трибуна». — Мы хотели уйти от розовой сладкой истории, поэтому не инсценировали Грина, а делали музыкально-литературное произведение по мотивам Грина. Оно очень личное. Это наш взгляд».

В гораздо более агрессивной среде приходится жить этой Ассоль. По части атмосферы в рыбацком поселке краски сгущены. Массовка в одинаковых костюмах изображает хмурых, злых жителей бедного местечка, и на их фоне субтильная, белокурая Ассоль выделяется, как звезда на темном небе. Разница между романтичной девушкой и ее окружением задана отчетливо. Ассоль окружают жестокие, циничные рыбаки и обрюзгшие, крикливые тетки (художник по костюмам Ирэна Белоусова придумала оригинальные костюмы с накладными гипертрофированными женскими формами). Тут никто не верит в возможность изменений, и уж тем более не верит в чудо.

«Чем мы взрослее становимся, тем жестче. Потому что мы здесь живем. А ей удалось, живя в достаточно жестоком мире, сохранить себя и свою мечту», — отмечает актриса Ирина Максимкина, исполнительница роли Ассоль. Также актриса играет и сгинувшую мать Ассоль — крошечную роль, нужную, скорее, для того, чтобы навести на предположение о преемственности между такими странными, нежными душами. «Я хорошо знаю, как трудно сохранить мечту, — говорит Борис Мильграм. — Трудно верить, когда тебя окружают разуверившиеся во всем люди, для которых другое качество жизни ирреально. В какой-то момент моя героиня Ассоль даже напоминает сумасшедшую. И не только потому, что так воспринимают ее люди вокруг: отражаясь в их глазах, она сама начинает ощущать себя не вполне нормальной. Ассоль будет очень трудно, но она выстоит.

Критики дружно называют большой удачей спектакля работу художника-постановщика Виктора Шилькрота. Из огромного количества металлических труб он сотворил подвижную и универсальную конструкцию, позволяющую быстро и метафорично обозначать места действия, даже придавать эмоциональный колорит той или иной сцене. «Бесспорно, в лидерах может оказаться Шилькрот, — писала критик Марина Райкина в дни фестиваля «Золотая маска» («Московский комсомолец»), — его многочисленные реи, висящие на тонких тросах, заполняют все пространство сцены и играют роль, кажется, всего на свете — моря, трактира, бушующего ветра, маяка, палубы корабля, а также всевозможных человеческих страстей». «Главный хор — это волны и ветер. Моряки, таверна — это все как бы бытовая история. Но на самом деле самое главное — это волны и ветер. И этот хор — балет, волны-ветер, декорации создает вместе с ним вокально—движенческую картинку», — объясняет режиссер Борис Мильграм.

В Театре-Театре не первый раз замахнулись на постановку музыкального спектакля, уже несколько лет здесь идет мюзикл «Доктор Живаго» по роману Бориса Пастернака. В труппе много поющих актеров, грех не воспользоваться такой удачей. Театр даже обзавелся собственным оркестром. «Алые паруса», как и «Доктор Живаго», спектакль невероятно масштабный, где на сцене существуют 80 человек — практически вся труппа. Единственные привлеченные со стороны участники — танцоры балетной группы, а в остальном Театр-театр справился со сложной, эффектной постановкой своими силами. И снискал необыкновенный успех среди родного пермского зрителя. За первый год жизни спектакль игрался 50 раз, и всегда при переполненных залах.

«Степень популярности в молодежной среде мюзикла «Алые паруса», поставленного пермским Театром-Театром, наверное, не могли предвидеть и сами авторы постановки, — комментирует председатель экспертного совета по музыкальному театру премии «Золотая маска», музыкальный критик Лариса Барыкина. — Романтика, вера в чудо и желание идеальных отношений оказались сегодня востребованы не меньше, чем в далекие советские времена, когда книжка Александра Грина была одной из самых читаемых». Вожделенные алые паруса, конечно же, появляются на сцене — и, видимо, утешают зрителей в их надежде на исполнение мечты. «За почти 90-летнее существование книги «Алые паруса», думаю, многие девочки, как и Ассоль, так же ждали своего принца, — размышляет Борис Мильграм. — Чаще всего жизнь их расстраивала. Жизнь не часто отвечает на мечту. Во всяком случае, впрямую. Между мечтой и жизнью есть противоречие. Но жизнь без мечты — все равно, что жизнь без смысла, без веры, без надежды, без чуда».

«Культура. РФ»

Номинированный на «Золотую маску» спектакль «Алые паруса» шокировал публику безвкусными сценами. При этом представление почему-то рекомендовано детям от 6 лет

В рамках фестиваля «Золотая маска» Пермский Театр-Театр показал свою версию мюзикла Максима Дунаевского «Алые паруса», который бьет рекорды по количествам постановок в разных городах страны. По воле режиссера Бориса Мильграма пермские «Паруса» окрасились суровым багрянцем русского шансона в том числе и в борделе. Шансон в свою очередь буквально «опрокинул» стилистику музыки Максима Дунаевского и существенно поменял характер всей истории. Сразу обращаем внимание читателей — сие творение рекомендовано к просмотру от 6 лет.

«Алые паруса» играют в Малом театре, где только до революции была оркестровая яма. Поэтому сняли три первых ряда и дирижер Татьяна Виноградова встает за пульт, пройдя прямо через зал. С первой картины буквально ошарашивает декорация — Виктор Шилькрот разлил на сцене море с металлическим блеском, недоброе и пугающее с помощью металлических разноколиберных рей. Они беспрестанно ходят по горизонтали от колосников до сцены — для этого постановочная часть использовала все 42 штанкеты Дома Островского.

Слева хор моряков, справа рыбачек с накладными отвисшими грудями (смотрится жутковато) — слов особенно не разобрать. И я слышу как зрители переговариваются: «Наверное, Малый для современного мюзикла не приспособлен». Впрочем, дальше понимающая в музыке публика убеждается, что театр и его акустические данные здесь совершенно не причем.

Надо заметить, что «Театр» под руководством Мильграма не впервые «замахивается» на масштабный мюзикл. В репертуаре драматического (!) театра — «Владимирская площадь» и «Доктор Живаго» Александра Журбина. Оба мюзикла идут в сопровождении «живого», причем весьма большого по составу оркестра, что не может не вызвать уважения и восхищения. То, что артисты «Театра» поют ... ну, скажем, как драматические артисты, было известно еще со времен постановки «Владимирской площади». И, разумеется, это бросалось в глаза. Вернее, в уши.

Увы, то, то, с чем можно было мириться в рамках еврейско-цыганско-шансонной стилистики Журбина, оказалось вопиюще несовместимым с американизированной, мюзикловой, космополитической музыкой Дунаевского. Актеры «артистично» хрипят, проговаривают, нашептывают, кричат надсадными голосами нечто в духе бессмертного гимна русского шансона «Владимирский централ» и ... романтическая история о прекрасной мечте Ассоль (пусть даже и жестко пересказанная Михаилом Бартеньевым и Андреем Усачевым) превращается в распальцованно-душераздирающую историю. И для детей дошкольного возраста. Но к этому еще вернемся.

Даже аранжировка Евгения Загота — профессионала, прекрасно владеющего различными видами инструментального саунда, несет на себе отпечаток этой шансонности. И хотя технических претензий к оркестру под руководством Татьяны Виноградовой нет (и публика в антракте апплодирует ей вслед), возникает тягостное ощущение, что музыкальная сторона спектакля загнана в не свойственные авторскому материалу эстетические и вкусовые рамки.

Вряд ли стоит говорить отдельно об исполнителях — абсолютно все они существуют вне музыки Дунаевского. И потому, что не понимают этого стиля, и потому, что у них просто нет голосов. Их «субтоновое» пение тонет в оркестровых tutti, что может быть и к лучшему: в мюзикле с таким количеством отличной музыки (почти каждый номер — шлягер), тотальная безголосость крайне утомляет.

«Паруса» выдвинуты по четырем номинациям — лучший спектакль, режиссура (Борис Мильграм), работа художника (Виктор Шилькрот) и исполнительница партии Ассоль (Ирина Максимкина). Могу себе представить как тяжело придется жюри, когда им предстоит выбирать между великолепно поющими Мананой Гогитидзе и Еленой Газаевой в «Бале Вампиров» и Ириной Максимкиной, драматической актрисой с более чем скромными вокальными данными. Сравнение абсолютно некорректное, о достойном соперничестве говорить сложно. Бесспорно в лидерах может оказаться Шилькрот — его многочисленные реи, висящие на тонких тросах, заполняют все пространство сцены и играют роль, кажется, всего на свете — моря, трактира, бушующего ветра, маяка, палубы корабля, а также всевозможных человеческих страстей. Имеет ли оно отношение к содержанию спектакля — большой вопрос. Но режиссер явно навредил художнику: весь первый акт эффектная картинка с реями не меняется (даже при их подъеме на разную высоту и игре светом), отчего эффект утомляет и пропадает.

Не знаю, насколько Пермский мюзикл имеет шансы стать лидером национальной премии, но заслуга в одном бесспорная — он решил кадровую проблему со всеми вытекающими отсюда последствиями. На сцене — практически вся труппа, что с одной стороны впечатляет (много), с другой — забавляет. И озадачивает — жанр мюзикла хорош, когда он подкреплен молодыми силами. Когда же средний возраст массовки от 50 до 60, то происходит обратный эффект. В первом акте немолодые злобноватые матросы-рыбаки работают достаточно формально, без жизненной энергии и сочувствия к происходящему. Дети, особенно дошкольного возраста в таких случаях от тоски дохнут, пьют кока-колу и жвачкой мажут кресла. Однако во втором акте, когда матросы переквалифицируются в посетителей борделя — о!!! — наблюдается оживление в массе, чувствуется, ребята в теме. В песнях-танцах особенно обращал внимание пожилой артист (невысокий, крупный, с большим животом) — он очень страстно и достоверно демонстрировал движениями и всем своим существом плотские утехи. Я не моралист, но подумала: «Хорошо, что малюток рядом нет».

Режиссура Бориса Мильграма оставляет немало вопросов и по содержанию: например, что же случилось с матерью Ассоль (согласно режиссуре она канула в пучину)? Что это за персонаж, который во втором акте возникший раз с арией в тюрьме, исчез и больше не появлялся? Наконец, почему у дам легкого поведения в борделе алые парики? Это имеет какое-то отношение к цвету романтических парусов? Верхом художественной мысли стала тряпка, вымоченная якобы в вине и вдохновившая капитана Грея на установку алого паруса. Тряпка, предъявленная публике, больше походила (прости господи) на использованную прокладку. Бр-р-р!

Тот, кто в театре отмаркировал данное произведение 6+, подумал о коммерческой выгоде. Режиссер подумал, что он сделал по форме европейский спектакль (что не случилось). Эксперты, отобравшие его на «Маску», тоже включили собственные амбиции. А о том, что глупо, пошло или безвкусно для взрослых и особливо детей не подумал никто. Выходит, что люди искусства, считающие себя вполне интеллигентными, мало чем отличаются в детском вопросе от депутатов Госдумы. Дети — это наша трогательная формальность.

Марина Райкина. «Московский комсомолец» № 26199, 30.03.2013

Главная Новости Обратная связь Ссылки

© 2020 Александр Грин.
При заимствовании информации с сайта ссылка на источник обязательна.
При разработки использовались мотивы живописи З.И. Филиппова.